Дневник кино
  

Но примешь ты смерть от слона своего... (о фильме "Легенда о Сурриотай")

Станислав Бенецкий

Если бы в России сохранилась монархия - хоть даже и чисто декоративная, символическая - ясно, что далеко не всякий фильм удостаивался бы чести присутсвия на премьере Царского семейства. Ну, на Михалкова, понятно дело, ходили бы. Ну, может, на Рязанова. А так…

"Легенда о Сурриотай" же у себя на родине, в Тайланде, не только удостоилась чести присутствия нынешней Королевы Тайланда, но и вообще, можно сказать, "фильм снят по заказу" королевской семьи. Что подразумевает, помимо баснословного бюджетного размаха в $25 млн, сказочный размах в демонстрации эпических и легендарных событий государства Тайланд. Благо событий этих не так, чтобы очень много, и самым приметным и не дающим покоя реваншистам и спорщикам является битва древнего сиамского (ныне Тайланд) государства с соседней Бирмой в 1548 году.


В те далекие времена мужчины правили миром, а женщины - боевыми слонами. Конечно, не все подряд женщины, не каждая, грубо говоря, кухарка, а только замужние, знатного будучи роду и высокого происхождения. Такие, как принцесса Сурриотай, которая - согласно легенде - во время вероломного нападения бирманцев встала на защиту своего дворца вместо своего раненного мужа. И хоть не все историки Тайланда согласны с этой легендой, памятник принцессе-на-слоне стоит в Тайланде, а режиссер картины Чатри Чалерм Юкол - кстати, принц Королевства Тайландского - настаивает на этом событии. Когда все аргументы историков окончательно загоняют его в угол, 60-летний принц воздевает руки к небу и просто говорит: "Я так вижу!", что значит "художественное восприятие истории имеет право на существование и гораздо интереснее, чем сухие факты, подчерпнутые из летописей". К тому же трагическая и эффектная гибель исторической героини должна подстегнуть интерес тайцев к отечественной истории, что является официальным поводом для Дворца спонсировать и всячески поддерживать картину. К примеру, устраивать премьеру во Дворце на шестьсот персон, где после просмотра каждого гостя, будь то журналист или старинный друг оператора - приглашали на роскошный банкет. Вложить, помимо 25 млн. в бюджет - еще 10 в раскрутку по стране, да так, что ажиотаж вокруг фильма затмил даже успех среди тайских зрителей самого "Титаника". Что говорить - премьера "Парка Юрского периода-3" три недели откладывалась, дабы не остаться в тени столь грандиозного события, как выход на экраны Тайланда "Легенды о Сурриотай". То, что Чжан Имоу, недавно прогремевший своим "Героем", считается китайским Михалковым - известно. Но Чатри Чалерм Юкол был отнюдь не столь признан и популярен в своей стране. Предыдущие его картины не были так уж угодны правящему дому Тайланда и кинокритикам - долгие, правдоискателные картины о тяготах жизни простых граждан Тайланда не вселяли особой бодрости ни прокатчикам, ни самим простым гражданам. Так что с "Легенды о Сурриотай" начнется долгожданное восхождение звезды Чатри. Режиссер шестьдесят лет ждал крупного проекта, и, лишь обратив свой взор от тягот современности к местам боевой славы прошлого, получил возможность реализовать грандиозный проект. А захватившая мир волна азиатского кинематографа получила долгожданную поддержку от творческих ресурсов Тайланда…

Сюжет фильма закручен вокруг пребывания на Тайском троне принцессы Сурриотай, пришедшей к власти в 16 веке в возрасте 15 лет, и после долгих лет правления, сопряженного со множеством заговоров против нее, Сурриотай возглавила войска своего народа в крупной битве против соседнего государства Бирма. Эту историю первым изложил в своей книге португальский наемник Домингос Де Сеикас, солдат удачи, затерявшийся в джунглях Сиама и ставший свидетелем истории, превратившейся в легенду.

Мировую премьеру картины, представленную на недавнем Каннском фестивале, подготовил к показу Френсис Форд Коппола. Он, во-первых, сократил хронометраж фильма, лишил более чем трехчасовую оригинальную версию "Сурриотай" всех недостатков "местечкового", исполненного пафоса проекта. Коппола посчитал достойным своего громкого имени возиться с тайским детищем, и не просчитался. Западные прокатчики, такие крупные как Warner Bros. и Miramax, во всю стараются получить права на прокат "Сурриотай" на территории США. Картину ожидает международный успех: во-первых, там задействована не лишенная популярности идея о роли женщины в мировой истории. Не то, что бы прямо феминизм какой-то, а просто - некая компенсация за многие века присвоения героических черт одному только мужскому племени. Во-вторых, этот фильм на родине многими воспринят как некий гимн национализма, столь громкий и однозначный, что даже возможно оскорбительный для нынешних соседей Тайланда. Все тех же Бирманцев, полтыcячи лет назад потерпевших поражение от войск тогдашних тайцев. И как бы режиссер не настаивал на том, что не старался выставить бирманцев злодеями и дураками, и как бы не уверял, что использовал историков-консультантов как с тайской, так и с бирманской стороны, все же явно различимые нотки исторического превосходства тайского государства различимы в общей симфонии фильма. В-третьих, фильм, вливаясь в волну популярного нынче азиатского кино, еще и выступает в категории "самый" - самый дорогой и крупный проект тайского кинематографа в истории этого кинематографа, что срабатывает без осечки.

И действительно, фильм, иначе как симфонией, не назовешь… В нем есть все: и медные трубы батальных сцен (50 боевых слонов в полной амуниции, более двух тысяч статистов-воинов), и скрипки нежной и страстной любви принцессы к своему благоверному, и гавоты подлых дворцовых интриг, таких опасных и запутанных, что фильм невольно превращается в эпическую драму, исторический экшн и дворцовый детектив, учитывая мелодраматическую и приключенческую начинку. Тайский режиссер решил поразить мир и показать на что способны бешенные (конечно, по меркам Тайского кинематографа) деньги в руках настоящего мастера постановки и режиссуры. К которым скромный режиссер очень осторожно причисляет и себя, заявляя в прессе, что с тех пор как смонтирован последний кадр его потрясающего детища, "огромная скала сошла с моих плеч. Историю, которую я должен был рассказать, рассказана, и если фильм вызовет волну интереса у его соплеменников к своей истории, это будет для меня более чем достаточно…" Такие скромные запросы режиссера, впрочем, не помешали фильму выступить одним из претендентов на "Лучший иностранный фильм" в рамках Киноакадемии "Оскар" в 2002 году.

Колоритные сцены, пейзажи, красочные костюмы, интересные герои-личности, восточная, аскетично выраженная философия, интриги и заговоры, масштабные массовые сцены - все эти черты азиатского мэйн-стрима присутсвуют в "Сурриотай". Нет там чопорности и схематичной постановочности "Кукол" Китано, нет полусказочных, полубоевых полетов "Героя" Имоу, которые у кого-то вызывали восторг, а у кого-то усмешку. "Сурриотай" осталась в жестких рамках реализма, приукрашенного и доведенного до блеска художественного шедевра, но все же не перешедшего в притчевую образность и умозрительность театра. Это фильм, двумя ногами стоящий на земле и головой, сутью своей уходящий в небо, в заоблачную высь подвига и самопожертвования, в область настоящей любви.

Статья добавлена: 19.11.2003