Дневник кино
  

США - Германия, 2002, 113 мин.

мюзикл / комедия / драма

Режиссер: Роб Маршалл

Продюсеры: Марти Ричардс, Дон Кармоди

Сценарист: Билл Кондон

По пьесе Морин Даллас Уоткинс Чикаго и мюзиклу Боба Фосси и Фреда Эбба

Оператор: Дион Биби

Композиторы: Джон Кэндер, Дэнни Элфман

В ролях: Ричард Гир, Рене Зельвегер, Кэтрин Зета-Джонс, Куин Латифа, Джон С. Рейлли, Тэй Диггс, Люси Лиу, Кристин Барански, Колм Феоре, Дейдре Гудвин, Доминик Уэст, Джейн Иствуд, Брюс Битон, Романо Прада, Роб Смит, Шоун Уэйн Дойл, Стив Беал, Дениз Фэй, Екатерина Щелканова, Миа, Робби Фокс, Сюзан Миснер, Чита Ривера, Шоун Эймьот, Кэрен Эндрю, Кен Ард, Клев Эсбери, Стэйси Кларк Бэйсли, Тед Банфалви, Роксан Барлоу, Харрисон Бил, Пол Беккер, Билл Бритт, Марк Каламиа, Бретт Карузо, Келси Чейс, Кэтрин Чиарелли, Джефф Кларк, Тереза Кумб, Билл Корсэр, Жан Люк Коут, Ева Кроуфорд, Конрад Данн, Меган Фелберг, Лайза Фергюсон, Джерри Фиорини, Мелисса Флегрангайл

Чикаго

Chicago

Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10
Постеры

Алексей Дубинский
2 апреля 2003

Случилось то, что и требовалось доказать, - реанимация классического мюзикла, о чем Голливуд мечтал практически полвека, прошло не просто безболезненно, но и крайне успешно. У База Лурманна, прорвавшего своим Мулен Ружем паутину времени, которой жанр уже было покрылся, эстафету перехватил новичок Роб Маршалл - и результаты Чикаго в шесть "Оскаров", в том числе, за лучший фильм года, есть отличное доказательство, что голливудские мейджоры до сих пор умело чувствуют конъюнктуру и от своего отступать не собираются.

В сонме современных музыкальных жанров мюзикл всегда считался бедным родственником, этаким бастардом, случившимся у двух благородных и высоколобых родителей, не скреплённых узами браками, — оперы и балета. Успех шумных бродвейских постановок с песнями и танцами или рок-опер Эндрю Ллойда Уэббера тонкими ценителями наследия классической музыки всегда воспринимался чем-то сродни многомиллионным сборам голливудских блокбастеров. Однако не будет большим преувеличением сказать, что именно кинематографу удавалось зачастую примирять утончённых меломанов с жанром-выскочкой. Американец в Париже, Вестсайдская история или Жижи были не только пышными и красочными постановками, но и сумели поднять мюзикл до уровня большого искусства.

Между тем, понадобились многие годы, чтобы жанр, благополучно ушедший в прошлое вместе с "золотым" Голливудом, вновь сумел обратить на себя внимание. Не удивительно, впрочем, что тем мюзиклом, которому удалось прорваться на вершину, стал именно Чикаго, ведь это мюзикл самого Боба Фосси. А в 70-е Фосси был едва ли не единичным случаем, когда его музыкальные творения не только на сцене, но и в кино имели невероятный успех; до сих пор его блистательное Кабаре сохраняет за собой своеобразный рекорд - оно умудрилось получить самое большое количество "Оскаров" (семь!) и при этом не стать лучшим фильмом года. Фосси, к тому же, оказался тем новатором, который принципиально пересмотрел каноны жанра, перевернув все эти многочисленные "розовые" сентиментальные песенки с любовными сказками с ног на голову, усложнив жанр как по части психологических мотивировок происходящего, так и по части хореографии. В Кабаре любовь героев разворачивается на фоне зарождающегося в Германии фашизма, во Всем этом джазе о любви и вовсе ни слова - есть лишь рассказ об одержимом своим творчеством художнике.

Чикаго было основано на статье Морин Даллас Уоткинс из Chicago Tribune, которая описала реально происшедшие события 1926 года. На основе этой криминальной зарисовки Фосси создал мюзикл спустя полвека, но, несмотря на огромную популярность, при жизни постановщика высшая театральная награда "Тони" обошла его стороной. Лишь после смерти гения, спустя десятилетие, в 1997 году, Чикаго заработал целых шесть статуэток "Тони".

В фильме Роб Маршалл не собирается ни на йоту отступать от стиля своего великого предшественника, и дань почести Фосси отдано едва ли не с первых кадров, когда Велма Келли поет на сцене All That Jazz. Так же логично, что в фильм перешел и типично "фоссиевский" усложненный монтаж, который сегодня вряд ли вызовет напряжение у зрителя, избалованного "клиповым" мышлением современного кинематографа. Однако совершенно все здесь отрепетировано, отшлифовано и доведено до соответствующего блеска. Чикаго успели уже объявить обычным гламуром, однако, если вдуматься, именно гламур здесь его неотъемлемая идейная составляющая.

В отличие от традиционного мюзикла, где герои вдруг разрывали повествовательную ткань и пускались в пляс, а затем возвращались в исходное состояние, здесь повествование и музыка четко разведены по разным углам, а затем, как в хорошем поединке, они старательно переплетаются меж собой. Тюрьма, суд, виселица - вот те "прекрасные" места, которые внезапно оборачиваются сценическими подмостками или роскошными залами кабаре. Понятно, что все, что поют Билли, Велма, Рокси и прочие герои, не существует в действительности, это даже не их мечты, а фантазии самого постановщика. Такова была концепция Фосси, а затем и повторившего его Маршалла, что вся жизнь сегодня уже даже не театр, а увеселительное шоу, где песни и танцы организуются если не наяву, то слишком явственно - в подтексте. Ловкий манипулятор Билли Флинн, увлеченный своим амплуа вечного победителя и кукловода, устраивает из судебных заседаний настоящий балаган с интригами, с намеренно театральными эффектами, подтасовками и фабрикацией фактов. Судопроизводство напрямую равняется с шоу-бизнесом, становится частью его, где каждый участник должен играть строго определенную ему роль, а еще лучше - быть послушной марионеткой в руках профессионального шоумена. Между судом и шоу-бизнесом удачно расположились масс-медиа - газеты и радио (не существовавшее еще в 20-х телевидение также незримо здесь присутствует), радостно оборачивающие человеческие трагедии в сенсационные фантики (примечательно, что в фильме нет иных преступлений помимо бытовых - на почве ревности). Гламур - не только этот фильм, настоящим гламуром стала сама жизнь.

В этой грамотной и неглупой ленте на идею работают не только сценарий и режиссура, но правильно подобранные актеры. Очевидно, что в блокбастере должны играть звезды, но вновь это тот случай, когда только большие знаменитости и должны играть двух рвущихся к популярности актрисулек (Зета-Джонс и Зеллвегер) и одного лощеного адвоката (Гир), уже ощущающего себя звездой. Помимо всего, Ричард Гир едва ли не впервые в своей карьере получил адекватную для самого себя роль. Долгие годы этот зрительский любимчик разрывался между ролями мерзавцев и положительных героев, при этом слишком явственно не справляясь со своей неспособностью изобразить хотя бы на одно чувство больше, чем безграничное наслаждение собственной сладкой внешностью. Неожиданно именно Билли Флинн оказывается адекватным воплощением этой вечной реакции Гира на самого себя, примиряя с ним тех немногих, которым только и удавалось это замечать. А значит, Чикаго удалось добиться даже большего, что от него ожидалось.