Дневник кино
  

США, 2007, 86 мин.

триллер / детектив / комедия

Режиссер: Кеннет Брэна

Продюсеры: Кеннет Брэна, Саймон Хэлфон, Джуд Лоу, Саймон Моузли, Марион Пиловски, Том Стернберг

Сценарист: Харолд Пинтер

По пьесе Энтони Шэффера

Оператор: Харис Замбарлукос

Композитор: Патрик Дойл

В ролях: Майкл Кэйн, Джуд Лоу, Харолд Пинтер

Сыщик

Sleuth

Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10
Постеры

Алексей ДУБИНСКИЙ

Ремейк одноименной (по оригинальному названию) ленты Джозефа Л. Манкевича, которую у нас обзывали то «Ищейкой», то «Игрой навылет». На самом деле, многозначное английское слово «sleuth» не поддается прямому русскому переводу, по крайней мере, любое выбранное значение («следить», «вынюхивать», «выслеживать» и т.д.) слишком прямолинейно и никак не соотносится с содержанием фильма.
Майкл Кейн с удовольствием повторяет здесь роль Лоуренса Оливье, а роль Майло, которого в ленте 1972 года сыграл именно Кейн, досталась Джуду Лоу. Собственно, главная интрига, ради которой Манкевич в свое время наворотил кучу всего, напридумывав в титрах вымышленных актеров, уже давно хорошо всем известна. Кеннет Брана понимает, что интерес к новой версии «Сыщика» вызовет, в первую очередь, у любителей оригинального фильма, поэтому даже не пытается замести следы во второй части, когда на сцене появляется третий персонаж. (В скобках стоит все же предупредить – если вы не в курсе, даже не пытайтесь что-нибудь узнать, только испортите себе просмотр.)

Ставка сделана, как ни странно, на современный антураж; Брана с удовольствием конструирует дом Эндрю Уайка, напичканный всевозможными техническими приспособлениями, гаджетами, камерами слежения и огромными экранами. Это позволяет еще больше усилить иллюзорность той художественной игры, которую писатель-детективщик затеял с выбранной им жертвой, превратив живого человека в персонажа своей глобальной выдумки.

Но, хотя актеры со вкусом по-новому разыгрывают старый сюжет, все навороченные приспособления, которыми завален кадр, и «гладенький» внутренний дизайн дома Уайка, словно сошедший со страниц журналов о модных интерьерах, не исчезает стойкое ощущение вторичности происходящего – и вовсе не из-за того, что перед нами ремейк. Будто Эндрю Уайк, которому когда-то приходилось напрягать воображение, нажимая на нужные кнопочки своего удивительного замысла, получил вдруг общий пульт (не только к дому, но и к собственной фантазии) совсем с другими кнопками, удобно устроился в кресле и лениво наблюдает на экране телевизора, как ползает и мучится его жертва.

Жизнь Уайка стала слишком комфортной, даже удивительно, что он успел написать столько романов. Отсюда и возникает неприятное чувство, будто теперь с нами играют не в шахматы, а, в лучшем случае, в поддавки. И будто сам Брана, внезапно почувствовав, что наделил своего героя ненужными техническими придатками, заканчивает фильм как-то скомкано, сворачивает всю историю в два нехитрых приема, даже близко не добиваясь того зловещего напряжения в многоточии, поставленном Манкевичем в оригинальной ленте.