Дневник кино
  

Франция - Великобритания, 2003, 120 мин.

драма / детектив / исторический

Режиссер: Антуан де Кон

Продюсеры: Пьер Кубель, Мари-Кастиль Менш-Саар

Сценарист: Рене Манзор

Оператор: Пьер Эйм

Композитор: Стефан Эйшер

В ролях: Филипп Торретон, Ричард И. Грант, Джэй Родан, Эльза Зильберштейн, Рошди Зем, Бруно Путцулю, Стефан Фрейсс, Фредерик Пьерро, Сиобхан Хьюлетт, Питер Салливан, Стэнли Таунсенд, Игорь Скреблин, Фани Бертран, Джейк Найтингейл, Бернар Блох, Кристофер Боуэн, Майкл Калкин, Бланш де Сен-Фаль

Месье N.

Monsieur N.

Оценка 7 из 10Оценка 7 из 10Оценка 7 из 10Оценка 7 из 10Оценка 7 из 10Оценка 7 из 10Оценка 7 из 10Оценка 7 из 10Оценка 7 из 10Оценка 7 из 10
Постеры

Алексей Дубинский
10 октября 2003

Лента Антуана де Кона так и осталась бы неплохой, но достаточно традиционной и даже тривиальной исторической драмой, не сверни она в другой жанр. Вместо того чтобы сделать очередной "байопик" о Наполеоне, режиссер, а чуть раньше - сценарист Рене Манзор, предпочитают извилистый путь слухов и домыслов, связанных с последними годами жизни великого завоевателя. Историки передрались, решая волнующие вопросы, был ли император отравлен или же отошел в мир иной своим ходом, так что лента кажется своеобразным историческим детективом. Расследование спустя двадцать лет после смерти Бонапарта ведет английский солдат Бэйзил Хиткоут, бывший в 1818 году личным надсмотрщиком императора. Проблема в том, что любой свидетель позабытого прошлого, будь то приближенные к Наполеону люди, или же его заклятые враги, вроде Хадсона Лоу, в своих беседах с Хиткоутом пытаются выставить себя с лучшей стороны и свалить вину за возможное злодеяние на других. Продираясь сквозь вязкую трясину путаных свидетельств, Хиткоут приходит к неожиданному и поражающему воображение выводу. Финал ленты ставит с ног на голову ранее описанные события, которые долгое время выглядят не более чем обычной исторической хроникой. Хорош актерский дуэт Торретона (Наполеон) и Гранта (Лоу) - благодаря их игре едва ли не осязаемым становится противостояние двух бывших врагов, которые даже в стесненных обстоятельствах умудрились перевести историческую вражду в регистр личного конфликта. Вполне увлекательная лента, выстроенная как небольшая шарада, раздражает сущим пустяком - работой гримера: не нашлось более удачного решения, как всех героев, состарившихся на двадцать лет, выкрасить в седину. Кого-то может оттолкнуть и слишком резвая гипотеза, прямолинейно высказанная в финале; может статься и так, что я, слабо знакомый с историей наполеоновских войн, преувеличиваю, и речь идет о каком-то расхожем факте.