Дневник кино
  

США - Великобритания - Франция, 2007, 108 мин.

комедия / триллер / боевик

Режиссер: Джо Кэрнахан

Продюсеры: Тим Беван, Джо Кэрнахан, Лайза Чэйзин, Ноэль Доннелон, Эрик Феллнер, Дэвид З. Обадиа

Сценарист: Джо Кэрнахан

Оператор: Мауро Фьоре

Композитор: Клинт Мэнселл

В ролях: Бен Аффлек, Рэй Лиотта, Алисиа Кейс, Энди Гарсиа, Джереми Пайвен, Райан Рейнолдс, Питер Берг, Тараджи Хенсон, Крис Пайн, Мартин Хендерсон, Джейсон Бэйтман, Нестор Карбонелл, Коммон, Джозеф Раскин, Алекс Рокко, Уэйн Ньютон, Кристофер Майкл Холли, Майк Фэлкоу, Джо Драго, Джефф Хабберстад, Дэвениа МакФэдден, Кевин Дюран, Мори Стерлинг, Джордж Фишер, Томми Флэнаган, Кертис Армстронг, Владимир Кулич, Джанет Эдвардс, Джоэл Эджертон, Дэвид Провал, Скотт Халберстадт, Лорна Скотт, Мэттью Фокс, Лонни Мур, Патрик Сен-Эспри, Стив Флориан, Роберт Уир, Зак Камер, Кен Рудолф, Кристофер Мюррей, Майкл Мерфи, Марианн Мюллерлейль, Стефани Крус, Джон Элстон, Брайан Блум, Скотт Блум, Р. Пол Уилсон, Эд Вудли, Джеймс Конкл, Клэйр Кэйри, Дэвид Голдсмит

Козырные тузы

Smokin' Aces

Оценка 7 из 10Оценка 7 из 10Оценка 7 из 10Оценка 7 из 10Оценка 7 из 10Оценка 7 из 10Оценка 7 из 10Оценка 7 из 10Оценка 7 из 10Оценка 7 из 10
Награды
Постеры

Алексей Дубинский
6 февраля 2007

Прострочив сюжетную затравку резвой скороговоркой и представив героев титрами едва не на пол-экрана, фильм с игривым называнием оказывается абсолютной обманкой – он начинается как лихой комедийный боевик, а заканчивается не просто кроваво, но мрачно и безысходно. Удивительней всего, что фокусник Бадди Израэл так и не станет в этой истории главным, оставшись приманкой, объектом, хотя от мастера иллюзий ждешь, как минимум, ловких трюков с реальностью. Вот и смотришь первые две трети фильма, как постскриптум всему стебовому кино 90-00-х, этакий каталог – не собственных режиссерских придумок, а нахально, на голубом глазу, утащенных героев у всех модных и культовых, от Тарантино до Гая Ритчи. А потом вдруг Джо Кэрнахан, автор злой и безжалостной криминальной драмы Наркобарон, словно очнувшись от бесконечной пальбы и вереницы уродливых физиономий, возвращается к самому себе – человеку строгому и серьезному, которому некогда играть в бирюльки. Оттого и резкая финальная часть кажется обломком из другой оперы; но кто знает, не лучше ли такой исход, чем фривольная веселуха в стиле остального действия. По крайней мере, давно уже пролитая на экране кровь не казалась такой осязаемо-липкой и настоящей, а не клюквенным сиропом, обильно расплесканным ретивыми хохмачами.