Дневник кино
  

США, 2006, 130 мин.

драма / мелодрама

Режиссер: Тодд Филд

Продюсеры: Альберт Бергер, Тодд Филд, Рон Йеркса

Сценаристы: Тодд Филд, Том Перротта

По роману Тома Перротты

Оператор: Антонио Кальваче

Композитор: Томас Ньюман

В ролях: Кейт Уинслет, Патрик Уилсон, Дженнифер Коннелли, Грегг Эделман, Сэйди Голдстейн, Тай Симпкинс, Ноа Эммерих, Джекки Эрл Хэйли, Филлис Сомервилл, Хелен Кэри, Кэтрин Вулф, Мэри Б. МакКэнн, Трини Альворадо, Марша Дитлейн, Джейн Адамс, Рэймонд Дж. Бэрри, Сара Бакстон, Томас Грени, Анна Аудиа, Селестиал Хаким, Хантер Рейд, Чэдуик Браун, Фил МакГлэстон, Брюс Керкпатрик, Адам Муччи, Чэнс Келли, Ребекка Шалл, Кристал Филд, Лола Пашалински, Уокер Райан, Дэвид Коул, Уэстон Элрод, Эрика Берг, Лео Тромбетта, Кристофер Николас Смит, Адам Ситц, Том Перротта, Стэн Кэмп, Сандра Берриос, Ивар Броггер, Майра Тарли, Дэвид Роуден, Пол Мотт, Маргарет Пэйс, Беатрис Риго, Мэри Гоггин, Джиллиан Линдиг, Уильям Хэрви, Каспер Андреас

Как малые дети

Little Children

Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10
Постеры

Алексей Дубинский
27 февраля 2007

Обманчивая простота фильма толкает зрителя на интерпретации излишне поверхностные, к тому же, русский идиоматический перевод названия потворствует поспешным выводам, завершая общую картину зрительской невнимательности. Казалось бы, что может быть проще, чем не одну сотню раз поведанная история адюльтера скучающих провинциальных дамочек, достаточно утонченных и пытливых, чтобы вляпаться в бесперспективную интрижку; авторы даже не думают скрывать флоберовский шедевр, явный источник вдохновения для таких историй. Кроме того, запретный роман изменяющих своим супругам Сары и Брэда помножен на зарисовки нравов одноэтажной Америки, и это все мы не единожды видели-перевидели. Тем и прекрасен фильм Тодда Филда, что внешнюю простоту содержания с лихвой покрывает только с виду бесхитростная форма – бесконечный поток крупных планов, незамысловатые композиционные решения, сверхкрупные детали и время от времени иронические кадры-вкрапления, разрывающие повествовательное течение. За операторским простодушием прячется искусный авторский концепт; под видом простой истории предлагается небанальное рассуждение о человеческом теле. Тело, втиснутое в пространство с виду благополучное, но регламентирующее любые передвижения не хуже прокрустова ложа, отчаянно стремится занять наиболее удобное для себя положение, выгодное для каждой своей точки. Чтобы ни совершал каждый герой фильма, он сознательно или интуитивно жаждет пережить максимальный комфорт – тем драматичней для его тела последствия подобного бегства от здешних прокрустовых регламентаций (самый драматичный рассказ – о педофиле Ронни, чья часть тела доставляла такой дискомфорт, что он предпочел отсечь ее). Каждая сцена вдруг, каждый эпизод, такой простой и очевидный, оборачивается новой стороной своего потаенного смысла. Сара в кругу туповатых провинциальных кумушек рассуждает об Эмме Бовари в том же ключе – героиня бессмертного романа с точки зрения общественной морали шлюха и дура (но это если прочитать в первый раз; тут режиссер с удовольствием проходится по всем любителям скорых выводов), но с точки зрения свободы человека, запертого в темнице условностей и предписаний, ищет альтернативу своему существованию не в духовных переживаниях, а в максимальном раскрепощении собственного тела. И «маленькие дети», заявленные в оригинальном названии, вовсе не имеют отношения к русской трактовке, что, дескать, взрослые небольшого городка ведут себя ребячески, без соответствия возрасту. Маленькие дети – и есть главная метафора предельной свободы тела, еще возможного существования вне догм и директив, когда можно целыми днями носить шутовской колпак (как сын Брэда) или сердиться, когда тебя пытаются пристегнуть в неудобной коляске (как дочь Сары). Чем дальше, тем сильней тело подвергается тискам времени, пространства, устоев, закона и – возможно, это главное – предвзятому мнению со стороны. Побег чреват и наказуем, но если отказаться от него, тело не простит и накажет самым неприглядным образом.