Дневник кино
  

США, 2000, 105 мин.

комедия / фантазия / сказка

Режиссер: Рон Ховард

Продюсеры: Брайан Грэйзер, Рон Ховард

Сценаристы: Джеффри Прайс, Питер С. Симэн

По книге доктора Зевса

Оператор: Доналд Петерман

Композитор: Джеймс Хорнер

В ролях: Джим Кэрри, Тэйлор Момсен, Кристин Барански, Билл Ирвин, Энтони Хопкинс, Джош Райан Эванс, Молли Шэннон, Т. Дж. Тайн, Лэйси Кол, Рэйчел Уинфри, Джереми Ховард, Френки Рэй, Надя Пионилла, Джим Мескимен, Клинт Ховард, Кворианка Килчер

Гринч, похититель Рождества

How the Grinch Stole Christmas

Оценка 5 из 10Оценка 5 из 10Оценка 5 из 10Оценка 5 из 10Оценка 5 из 10Оценка 5 из 10Оценка 5 из 10Оценка 5 из 10Оценка 5 из 10Оценка 5 из 10
Постеры

Алексей Дубинский
6 мая 2003

Любимые рассуждения политкорректного Голливуда о том, что быть непохожим на других не значит автоматически быть хуже, приобретают в фильме Рона Ховарда отчетливый зеленый оттенок и повышенную лохматость. Вообще-то, в американских фильмах есть два способа, чтобы твоя непохожесть не так сильно бросалась в глаза. С одной стороны, можно силой убеждения доказать свое право коренного отличия от остальных. С другой стороны, полностью приспособиться к этому самому большинству и начать играть по его правилам, тогда твоя внешность уже будет меньше привлекать. Гринч пробует оба средства. Сначала бунтует, выкрадывая у ктоградцев все рождественские подарки, а затем, устыдившись, возвращает их. После этого его ожесточенное маленькое сердце разрастается до небывалых размеров великого человеколюбца.

В общем-то, это яркое зрелище со спецэффектами и прекрасным костюмом Гринча, полностью скрывшем лицо и тело Джима Кэрри (лишь по ужимкам и прыжкам можно догадаться, что это именно он, наш родной Эйс Вентура), является всего лишь неплохим детским моралите (в основе - книга американского Чуковского - доктора Зевса). Конечно, стоит отметить, как здорово режиссер цитирует и пародирует штампы и клише "взрослого кинематографа", а сама манера создания нового небывалого мира сближает Рона Ховарда ни с кем иным, как Тимом Бартоном. К тому же, в самом начале идет и вовсе замечательный парафраз классической сцены из Гражданина Кейна - маленькая снежинка, которая увеличивается до тех пор, пока в ее недрах не обнаруживается Ктоград, кажется тем самым детским шариком наоборот, вбирающем в себя все условное пространство замка Кейна. Кроме того, есть что-то неуловимое близкое в характерах двух отшельников - знаменитого героя Уэллса и его детского варианта.

Но все же, эти переклички с классикой не больше, чем дань интеллигентного киномана Ховарда великому прошлому. И мир Ктограда (или Хувилля в оригинале) по сути своей и по структуре будет попроще бартоновских миров, например, Готэма в Бэтмене или Планеты обезьян. Поскольку, стилистически и идейно Бартон все время остается верен самому себе, и его перманентная творческая манера - принципиальная авторская позиция. Ховард же предстает даровитым ремесленником, которого вечно бросает от жанра к жанру, который всегда очень тонко чувствует конъюнктуру, но который так не может определиться в своих эстетических предпочтениях. Вот почему каждый его фильм является мастеровитым зрелищем, которое поднимается над общим усредненным голливудским потоком, однако при желании им всегда можно найти более достойный аналог. Так, одна из предыдущих его работа, комедия Эд из телевизора, была всего лишь неплохой копией Шоу Трумана (кстати, тоже с Джимом Кэрри!).

У меня же Гринч стойко ассоциируется, конечно же, не с Бартоном и не с Кейном, а с милой лентой Харолда Рэмиса День сурка. Смотрите сами: что Кэрри, что Билл Мюррей играют сварливых, раздраженных на весь мир, но бесконечно привлекательных героев, которых пространство доброй старосветской американской провинции (Ктовилль, несмотря на свою единичность и неповторимость, все равно остается чистенькой и ухоженной субурбией) переделывает по собственному образу и подобию, то бишь, превращает в такого же, как и прочие жители, обезличенного усредненного болвана (читай: среднего американца). Обычная мораль для голливудского фильма, на который можно пойти всей семьей.

И все же невероятный успех Гринча не остался без продолжения. Смею утверждать, что именно этот успех спустя год в немалой степени поспособствовал успеху блестящего мультфильма Шрек. Поскольку, в обеих лентах предложен отличный рецепт, как можно оставаться зеленым и с виду таким противным, а на деле быть белым и пушистым.