Дневник кино
  

США, 2003, 97 мин.

комедия / триллер

Режиссер: Дэнни ДеВито

Продюсеры: Дрю Бэрримор, Стюарт Корнфелд, Бен Стиллер, Нэнси Джувонен, Джереми Крамер

Сценарист: Ларри Дойл

Оператор: Анастас Н. Михос

Композитор: Дэвид Ньюман

В ролях: Бен Стиллер, Дрю Бэрримор, Эйлин Эссел, Харви Фирстейн, Джастин Теру, Джеймс Ремар, Роберт Уиздом, Свузи Куртц, Уоллас Шоун, Майа Рудольф, Эмбер Валлетта, Черил Клейн, Тим Макулан, Джеки Тайтон, Евгений Лазарев, Кумар Паллана, Филип Перлман, Гэри Риотто, Мишель Крузьек, Марджи Лумис, Линда Портер, Эдвард Эдвардс, Луис Джамбалво, Трэйси Уолтер, Джон Хэмбург, Кристина Керк, Дженетт Голдстейн, Лейна Нгуйен, Чума Хантер-Голт, Джим Кастилло, Джералдин Хьюз

Дюплекс

Duplex

Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10
Постеры

Алексей Дубинский
14 января 2004

С умыслом или нет, но для Алекса Дэнни ДеВито придумал фамилию Роуз, тем самым отсылая нас к своей второй "черной" комедии Война в семействе Роузов. Хотя уже в дебютном фильме Сбрось маму с поезда он поделился не только своим пристрастием к мрачноватым шуткам, но и нашел собственную тему - тему невозможности постоянного существования под одной крышей двух или нескольких людей. Когда годами, а то и десятилетиями люди делят между собой крохотное жизненное пространство, не имея возможности уединиться хотя бы на минуту, все это время копящаяся ненависть друг к другу взрывается каскадами жутких происшествий, неумолимо ведущих к роковым последствиям. И тут уже неважно, с кем ты начнешь войну - с мамашей, мужем, женой или соседями.

А бедным героям из Дюплекса и вовсе понадобилось несколько недель, чтобы озвереть до такой степени, что в их глазах гадкая старушка (причем, гадкая по-настоящему, безо всяких скидок) видится чуть ли проклятьем ада. На что и ДеВито иронично намекает ее невероятным мафусаиловым возрастом и полубезумным попугаем.

Чем дальше, тем извращенней становится их фантазия по искорению зла и абсурдней делается само действие, в гипертрофированном, но все равно узнаваемо-правдоподобном виде являя нам высочайшую степень отчаяния, до которой можно довести любого человека.

Увы, ДеВито, словно почувствовав, что комедия получается не настолько злой, как хотелось бы, а скорее, мультипликационно-эксцентричной, оступается в финале, предлагая с виду логичную развязку трагикомических событий. Но вот к такому исходу дела нет доверия, а кроме того, он ставит с ног на голову все ситуации в фильме, упрощая их, а главное, делая совершенно несмешными. Эксцентрика и абсурд, выпрямленные "злой", железной логикой, лишаются своих комических достоинств, да и сама история утрачивает ту философскую интонацию размышления об извечной человеческой вражде, очищенной от всякого разумного начала, что была свойственна двум первым - и лучшим - фильмам режиссера.