Дневник кино
  

Великобритания - США, 2001, 96 мин.

драма

Режиссер: Фрэнк Пирсон

Продюсер: Ник Гиллотт

Сценарист: Лоринг Мэндел

Оператор: Стивен Голдблатт

В ролях: Кеннет Брэна, Стэнли Туччи, Колин Ферт, Барнаби Кэй, Бен Дэниэлс, Дэвид Трелфолл, Джонатан Кой, Брендан Койл, Йан МакНис, Оуэн Тил, Николас Вудесон, Кевин МакНэлли, Питер Салливан, Юэн Стюарт, Брайан Петтифер, Клэйр Баллас, Дэвид Гловер, Андреас Гюнтер, Том Хиддлстон, Саймон Марки, Дирк Мартенс, Росс О'Хеннесси, Флориан Пэнзнер, Хиннерк Шёнеманн, Дэвид Спинкс, Дэвид Уиллоуби, Пол Бэннон, Ник Браун, Джон Гомес, Теренс Масту, Барри Таунсенд

Заговор

Conspiracy

Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10Оценка 6 из 10
Постеры

Алексей Дубинский
28 июня 2004

Сенсационный исторический материал в Заговоре становится для режиссера Фрэнка Пирсона основой для умной, сдержанной, интеллигентной истории о людях, которые стараются играть с хорошей миной в любых условиях, даже переходя рамки приличий. Генерал Райнхард Хейдрих, один из приближенных Гитлера, прибывает на конференцию в полной уверенности, что вопрос уже изначально решен. Осталось не то чтобы убедить в этом остальных, сколько проиграть важную, похожую на ритуал, ситуацию, в которой слова все больше становятся отчетливыми и теряют свою двусмысленность и подтексты, а неприличными эвфемизмы наконец-то заменяются конкретными формулировками. Зато зрителю долгое время кажется, что он стал свидетелем очередного конфликта, где тлеющие силы Добра отступают под натиском сил Зла. Но постепенно позиция, казалось бы, самых яростных, негодующих противников вот-вот принятого решения становится больше похожей на отчаянное соблюдение все тех же приличий и желания не уронить самого себя. Поступательно базовые понятия, как то – закон и права человека, оказываются такой же ненужной словесной шелухой, какой были все речи собравшихся пятнадцати человек, единогласно поднявших руки в поддержку газовых камер. Торжествует кривая ухмылка судьбы – генерал Хейндрих по отцу сам еврей, а полковник Эйхман неплохо говорит на идиш. Фортуна, к счастью, отвернулась от людей, убедивших себя в правильности выбора, и финальные титры могут показаться важной исторической справкой, но вряд ли уже – художественной необходимостью.