Дневник кино
  

Франция - Великобритания - Германия - Испания, 2000, 119 мин.

драма

Режиссер: Патрис Шеро

Продюсеры: Патрик Кассаветти, Шарль Гассо, Жак Хинстин

Сценаристы: Патрис Шеро, Ханиф Курейши, Анна-Луиза Тривидик

По рассказам Ханифа Курейши

Оператор: Эрик Готье

Композитор: Эрик Нево

В ролях: Марк Райлэнс, Керри Фокс, Тимоти Сполл, Алэстейр Гэлбрэйт, Филипп Кальварио, Марианн Фэйтфулл, Сюзанна Харкер, Фрэйзер Эйрс, Майкл Фитцжералд, Роберт Эдди, Дебора МакЛарен, Ребекка Р. Палмер, Грег Шеффилд, Винни Хантер, Джо Просперо

Интим

Intimite

Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10Оценка 8 из 10
Постеры

Алексей Дубинский
22 апреля 2003

Обычно психологические драмы снимают о тех, кого бросают. "Интимность" (так лучше переводить название) - редкая история о тех, кто бросает. Джей и его загадочная партнерша Клэр готовы предать свои семьи, лишь бы вырваться за пределы давящей повседневности. Клэр играет в любительском театре, и ее встречи с Джеем становятся душевной подпиткой для новых ощущений, выплескиваемых ей на сцену.

Патрис Шеро, снимающий редко, но продуктивно, известен лучшей экранизацией Дюма - исторической драмой "Королева Марго". Однако в "Интиме" размышления о кровавом ходе истории, перемалывающем кости великих мира сего, сменяются на рассказ о частной драме незаметных людей в неуловимом потоке времени. Фильм основан на рассказах британского писателя Ханифа Курейши и удачно ложится в череду подобных историй, от "Последнего танго в Париже" Бертолучии до недавней "Порнографической связи" Фредерика Фонтейна. Восхищают великолепный актерский треугольник Марка Райлэнса, Керри Фокс и Тимоти Сполла (муж Клэр) и натуралистичные сцены любви, удивительно правдоподобные, но предельно далекие от омерзительного порно скандального "Романса" Катрин Брейа.

Впрочем, в том же 2000 году вышло "Любовное настроение" китайского режиссера Вонга Кар-вая, который предложил восточную модель древней как мир истории о мужчине и женщине и показал, как художественно точнее и тоньше, при минимуме слов и отсутствии эротического подтекста, можно рассказать ее, избежав типично западной рефлексии.